Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:48 

krzysztof gieraltowski

beastly
он сидит, растрепанный, в сером костюме и розовой рубашке с бордовой бабочкой, этот кшиштоф, улыбается и, рассказывая, как он одел кому-то на голову миску для салатов своей жены, смотрит на меня так, будто мы с ним давно знакомы и мне эта история хорошо известна, и я даже, может быть, помогу ему с переводом. а я? я только на его вопросительное "футро?" выдыхаю "шуба" так, что он, наверно, и не слышит. я влюблена во всех поляков поголовно, даже если им семьдесят лет.
от автора этой прелести у меня теперь - визитка и приглашение в гости.
до варшавы далеко.





+

@темы: фотографы

23:42 

beastly
молча вытяни руки перед собой ладонями к небу
выстрели в небо взглядом, не опускай же руки
почувствуй его на кончиках пальцев, улыбнись, ничего не требуй
не спрашивай, не проси, не говори - ни звука

оглянись вокруг, посмотри, как все становится красным
зягляни в его раненые глаза, почувствуй тепло, вкус и запах крови
теперь, наконец, спроси его тихо-тихо: "разве
я когда-то просил тебя о чем-нибудь кроме...?"

не говори до конца, не называй имен, оно тебе не ответит
медленно закроет глаза, запирая в них мир, и тебя, и не важно, что ты снаружи

проснувшись, не помнишь, откуда все тело в шрамах, и на рассвете
нет сил сжать ладонь в кулак, а ты и не знал, что бывает хуже

@темы: mother goose rhymes

22:39 

beastly
умирай. нам уже ничего не нужно.

23:44 

не для ваших грустных глаз

beastly
"мне все равно" - сказал я, поднимая голову к небу, и внутри у меня развязался тот узелок, на котором держится все человеческое существо, тот, который для каждого является центром его собственной вселенной, будто кто-то застрелил меня изнутри, и этот выстрел раздавался в моих ушах бесконечно долго, длился тысячу лет, и земное притяжение, наверно, увеличилось в миллиарды раз, и я не мог уже даже сидеть, я упал на траву, и так лежал лет, наверное, еще с тысячу, а передо мной было небо и столько звезд, сколько это небо вряд ли еще когда-то покажет, и, когда выстрел в ушах стал медленно затихать, я с трудом повернул голову влево и увидел, как она поднимает с земли свой джемпер и, кажется, плача, куда-то уходит, а так как лежал я на боку и линия горизонта была вертикальной, казалось, что она уходит вверх.

15:41 

vertigo

beastly
кричать на нее, заставляя успокоиться, бить по лицу наотмашь, заламывать руки, или, наоборот, нежно обнимать ее за плечи, легко касаться ее щеки кончиками пальцев или ее виска губами, чуть приподнимать ее лицо так, чтобы видеть ее глаза и тихо шептать "все будет хорошо" - в такие моменты все это было бесполезно, не действовало настолько, насколько только могут не действовать самые дурацкие методы борьбы с истерикой. против ее истерик все методы были дурацкими, потому что истерики эти были неотъемлемой частью ее характера, той особенностью, без которой все остальные привычки и черты просто теряют смысл, без которой ее невозможно вообразить. наверное, если бы в мире не существовало истерик, ее бы тоже не существовало, я хочу сказать, что все мои попытки ее успокоить (которые, впрочем, я прекратил очень скоро), все мои способы борьбы против этих ее истерик были ничем иным, как способами борьбы против нее самой, а бороться с ней мне совсем не хотелось потому, (не ссылаться же, в самом деле, на это типично мужское "я ведь сильнее, я боюсь своей победой ее задеть"), что вся ее прелесть, вся ее поразительная беспомощность, удивительная наивность крылась в этих самых истериках, в дрожащих пальцах, рвущих на клочки ее же рисунки, в редких пронзительных ее криках, обращенных не столько ко мне, сколько ко всему окружающему миру, в этих ее защитных передергиваяниях плечами - хоть я давно не пытаюсь обнять ее в такие моменты - будто она хочет отвязаться от воздуха рядом с ней, от миллиардов невидимых молекул вокруг, о которых ей ровным счетом ничего не известно, даже в звуке разбиваемых ею чашек и бокалов (у меня получался совсем другой, я точно знаю). скоро я научился, садясь в свое любимое синее кресло,

@темы: в случайном порядке

00:55 

криво, некрасиво и зло, но очень похоже на

beastly
ты сидишь за столом. твои волосы вьются прочь
ты сидишь за столом, опустив глаза
я ничем не умею тебе помочь
мне, черт возьми, нечего даже тебе сказать

времени нет, только кислый остаток, осадок, привкус
просыпаясь утром, чувствуешь, что твое вчера тает так же, как то, что приснилось
быстрее, чем шоколад на солнце, осторожно пьешь из бутылки с
чем-то, что должно оказаться огнем, а чувствуешь только сырость

серость, пресность, отчаяние, будто пьешь просроченную надежду
когда-то не ставшую правдой - когда-то тебя не станет
какая же к черту разница, прошлое, сон или что-то между
а если разницы нет, то к чему зализывать раны

совершенство ее аквариумных рыбок, совершенство ее улыбок
обреченность моих, и единственно верный путь – напролом -
мне противен. и как же хрупок, неполноценен, зыбок
мой дурацкий придуманный мир. ты сидишь за столом.

@темы: mother goose rhymes

23:56 

beastly


01:28 

razorblade

beastly
возле моего дома ты останавливаешься. я не понимаю, зачем. ты ничего не говоришь. я ничего не говорю. я смотрю на тебя, ты смотришь на небо. небо смотрит на нас обоих. небо стоит семьдесят долларов. лондон - семьдесят три. что ты выбираешь? я ничего не говорю. я выбираю лондон. я меняю книгу с тремя единицами внутри на билет на самолет. на два дня счастья. если можно продать душу дьяволу, я только что это сделала. тебе бы это, конечно, показалось глупым. поэтому я ничего не говорю. страница сто сорок семь. если бы я решилась, ты бы выбрал море. но к чему говорить, если я и так это знаю? ты смотришь на небо, я смотрю на тебя. я продала небо, поэтому я на него не смотрю. но оно отражается в твоих глазах, это небо. и кажется зеленым. как на странице сто сорок семь. я не знаю, какого черта ты тратишь на меня время. у тебя есть друзья. есть даже самый лучший друг. и еще, конечно, брат. о чем ты? что с тобой такое? я молчу, ты молчишь, но твои глаза. мне кажется, сейчас, вот в эту секунду, все слова в мире просто куда-то пропали, понимаешь, все эти люди, они что-то кому-то говорили и вдруг обнаружили, что слова пропали, только в эту секунду, а потом появились снова, они как будто задохнулись, эти люди. и сделали вид, что ничего не произошло. только мне кажется, что после этой секунды все эти слова значат одно и то же. что на свете есть только несколько вещей, о которых действительно стоит говорить, но зачем-то миллион миллионов слов, но все они теперь так или иначе относятся к этим вещам. что бы ты ни сказал, что бы я ни сказала. ты, лондон, небо. все остальное не имеет смысла. я поменяла небо на лондон. аризонская мечта или еще какая-то. я открываю глаза. тебя нет. небо, лондон, тебя нет. какая-то другая мечта, беги быстрей через дорогу. а говорила, никогда. никогда-никогда. а ты? это все еще смешно?

ты и лондон.

в мире есть какие-то еще слова?

01:07 

your feelings are more important of course

beastly
можно разрезать мой живот и выпустить оттуда миллиард бабочек. самых разных. в основном фиолетовых. проблемы появляются из ниоткуда: как, например, выстрелить себе в левый висок? нужно ведь обязательно в левый, вы понимаете. чай остывает гораздо быстрее обычного, то ли время летит гораздо быстрее, я хочу сказать, что эта безупречная быссмысленность и бессмысленная безупречность, они вместе сводят меня с ума, хочу сказать, что совсем не понимаю слов, но тебя понимаю еще хуже, что ничего не понимаю вообще, что в последнее время только и делаю, что ничего не понимаю.
я думаю вот о чем - неужели для того, чтобы обещание считалось обещанием, обязательно нужно сказать "обещаю"? слова и так уже ничего не значат, мы никогда не давали никаких обещаний, но мне кажется, что мы пообещали друг другу весь мир и все то, что только могут пообещать друг другу два человека, и не выполнили, и теперь виновато опускаем глаза именно поэтому, а не почему-то еще.

я пытаюсь столько тебе сказать, про обещания, непонимание, пистолеты, чай и много-много еще, пытаюсь сказать, что больше, кажется, не люблю зиму, черт, я пытаюсь сказать тебе хоть что-нибудь, что угодно, но изо рта вместо слов вылетают бабочки,
в основном фиолетовые.

00:27 

beastly
руки, проглотившие тонну морфия
молча протягивают мне спасенье
заплаканной маме, выпив дома весь кофе, я
скажу, что куда-то исчезли все воскресенья

наедине со своими самыми странными снами
я чувствую новый воздух, и эта внезапная грусть
пахнет хорошей музыкой, что-то произошло с зеркалами
мне страшно, я глупо пишу тебе: "просто будь"

панически запираю снаружи дверь, оставив, конечно, записку маме
о том, что нашла воскресенья в шкафу и вряд ли уже вернусь

20:35 

если мы хотим, чтобы было куда вернуться

beastly
с трех последних уроков я ухожу, потому что мне плохо, и это чистая правда - плохо мне стало уже первого сентября, а на улице жуткий дождь, мы бежим с дианой в универмаг, пьем кофе и гуляем там, смотрим на кружки и сковородки, улыбаемся тостерам, и она меня немножко рисует, и мне вполне даже нравится, и значит, наверное, непохоже, мы плетемся домой под этим дождем, и у чудовища из зеркала что-то совершенно невообразимое с волосами, но я улыбаюсь чудовищу и оно, оказывается, тоже умеет улыбаться
теперь я слушаю аквариум и ем рис, и все это кажется настолько правильным, что я, наверное, сойду от этого с ума
аквариум и рис, аквариум и рис, аквариум и рис
счастьем ударяет как током
твой аквариум и рис


16:57 

beastly
Шарль Перро - 12.01.1628
Джек Лондон - 12.01.1876
Харуки Мураками - 12.01.1949

00:06 

what a waster, what a fucking waster

beastly
ладно, все это сумасшествие - лондон, лондон, конфеты со вкусом смерти, если хочешь смеяться - смейся, я понимаю, что это смешно.



choking and smoking to your angelic soul
choking and smoking myself into a hole
where the only way out is to sleep and to dream
and to cry
out your name

23:34 

beastly
повествование - это скучно, либо мне просто не о чем рассказать. скорее второе. ничего не происходит. то есть, что-то, конечно, происходит, взрываются гостиницы, разбиваются самолеты, но все это из какого-то другого мира. все, что происходит со мной, - неминуемое приближение чего-то. чего именно? ничего. что там, в этом ничего? ничего. какие простые вопросы. только я совсем не об этом. ничего не происходит, ты говоришь мне "привет". я не знаю, что значит это "привет", наверно, ничего не значит. я машу тебе рукой, чтобы только отсрочить это мое ничего. ты ничего о нем не знаешь. ты ничего обо мне не знаешь. ты думаешь, что знаешь меня наизусть. привет.
удивленные глаза, увидевшие пустоту в коробке чая. она же была полной, черт, она должна быть полной. заканчивающиеся вещи меня пугают. мигающие индикаторы на экранах телефона, плеера, фотоаппарата. зарядите аккумулятор. все это означает приближение ничего, не иначе. одновременно, зарядите, зарядите. no battery power remains. знаешь, у меня тоже. раз уж плеер жалуется, почему я не могу? пошатываясь, выхожу к доске, производные. производные? какие производные? я уже не помню, когда у меня не дрожали руки. я пишу то, что диктует мне девочка с первой парты. эф штрих от икс. учительница говорит: "хорошо". это какая-то другая учительница, не та, что обычно. какая-то новая. она говорит: "напиши теперь все формулы". все формулы? наверняка она имеет в виду формулы, связанные какой-то одной темой. производная или что-то такое. но мне лень спрашивать. я не уверена, что во мне остался голос. поэтому я пишу: а квадрат плюс бэ квадрат равно цэ квадрат. как глупо. учительница спрашивает: "что ты делаешь?". как будто бы не видно, что я делаю. я пишу формулу, как она просила. теорему пифагора. мне кажется, это очень хорошая формула. она говорит: "формулы для нахождения производной суммы, разности, произведения, частного", и под теоремой пифагора я пишу то, что громко, очень громко диктует девочка с первой парты. у плюс вэ штрих. я не думаю об этом. я думаю, что все получается так странно. я не понимаю, почему ты говоришь так, как будто.. как будто привет. и все. я думаю, это нечестно. эн икс в степени эн минус один.

не принимать близко к сердцу? я не могу, мцу. ты же знаешь, оно уже там. внутри.

22:22 

beastly
- представляешь, там показывают сейчас "апокалипсис". мэл гибсон, - ты поднимаешь брови и смотришь так, будто ждешь от меня ответа из серии: "да, мэл гибсон - это очень плохо"
да плевать мне на мэла гибсона с его апокалипсисом, мне плевать даже, если у всего мира апокалипсис, пойдем в кино

00:27 

muse

beastly
I love you baby
And if it's quite alright
I need you baby
To warm a lonely night
I love you baby
Trust in me when I say..
помните? и, гм, беллами это поет.
пожалуйстапожалуйстапожалуйста, скачайте и скажите что-нибудь, это сводит меня с ума
http://download.zachot.ru/dn?track_...86&type=mp3

@темы: музыка

20:48 

beastly
а я все равно никогда не смогу любить тебя так, как нужно. не смогу помочь тебе выбрать свитер с ромбиками в джеке джонсе, не смогу устало целовать тебя в щеку, не смогу пустым голосом отвечать: "я тебя тоже", "и я тебя", или, еще хуже "я тебя сильнее", не смогу засыпать на твоем плече, не смогу спокойно поправлять тебе воротник рубашки или ходить с тобой пить кофе в универмаг. почему-то это кажется полным абсурдом, чем-то совершенно недопустимым, и вряд ли все может быть лучше, чем сейчас, и это угнетает.
я умею любить тебя панически, судорожно, отчаянно, захлебываясь этой своей дурацкой любовью, задыхаясь, сходя с ума; я отлично умею представлять, как ты, на 200 метров ближе к вокзалу, одновременно со мной слушаешь invincible; умею вздрагивать при виде каждой синей куртки на улице; умею лежать на полу на кухне, смотреть в потолок и плакать; умею портить собственную жизнь, менять до неузнаваемости, а потом, оглядываясь, замечать, что все друзья куда-то делись. а ты, ты называешь меня другом, но какие к черту друзья, когда я так восхитительно люблю тебя, а тебе так восхитительно все равно.

я такое чудовище, прости меня.

@темы: я - уродец

04:07 

а у меня тоже есть небо

beastly
с треском, как каблуками по тонкому льду
превращая искусство во что-то новое, разбивая посуду
мне некого ждать, поэтому я никого не жду
мне нечего ждать,

@темы: mother goose rhymes, не зенит

04:24 

though i sever my ties

beastly
я подарила бы тебе на рождетсво лицензионный диск libertines. даже два. ты бы ждал меня на тауэрском, а я бы опаздывала, я бежала бы к тебе, а ты бы не видел, ты смотрел бы на темзу очарованно, и думал бы: "это невозможно", а в моей большой белой сумке были бы два диска libertines для тебя, потому что сегодня рождество, а ты бы не знал, а я бы бежала
а ты бы смотрел, как снежинки тонут в темзе, и столько людей, все толкаются, и ты бы думал о том, что неужели, и когда я выдохнула бы тебе в затылок что-то личное, ты бы не обернулся, ты бы только улыбнулся cнежинкам, что ли, утоновшим - вроде как "вы всегда были водой, не врите", или "я знал, что ты придешь в 16.11, минута в минуту", и я протянула бы тебе диски. и ты бы смотрел, как снежинки тонут в моих волосах, и думал о том, всегда ли они были моими волосами, и не знал бы, а потом дрожащими руками достал бы из кармана темно-синей куртки два билета на концерт babyshambles и прошептал мне что-то личное, а я бы смотерела на тебя из-под идиотской волнистой челки и улыбалась.

этого не может быть, только
почему-то в лондоне у тебя всегда дрожат руки

00:56 

справа

beastly
в позапозапрошлой жизни


люди и кирпичики

главная