• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: уголки (список заголовков)
14:22 

in the crossfire i can see there is a light that shines on me

beastly
мне кажется, у меня есть ассоциация на каждый запах, на все туалетные воды, произведенные за последние пять лет; я иду по улице и думаю: это влад, это юля, это аня, это андрей, это рома, и мне хорошо
вообще, в минске невозможно хорошо; по обыкновению я понимаю это вдруг, когда иду мимо иняза вечером в ливень в дурацкой шапочке, насквозь мокрая, и слушаю киллерс; странным образом, эта гармония длится до сих пор. я прохожу иняз, выхожу к метро и меня встречает юля с вывернутым наизнанку зонтом, и мы идем пить пиво, промокшие и веселые. потом к нам присоединяется алина, мы едем в "дрожжи", я думаю, "дрожжи" - мое любимое место, там нас ждет ксюша, показывают футбол и какой-то чувак умудряется сказать, что ему нравится мой кардиган, четыре раза разными словами. потом приезжает рома нас спасать, мы пьяные вдребезги, рома везет нас в "корону" за дополнительным пивом, гармония меня не отпускает, мы отвозим ксюшу с алиной домой и едем ко мне, и сидим на кухне втроем, я и юля - с пивом, рома - с чаем и какими-то идиотскими сушеными грейпфрутами, в 5 юля почти уже засыпает, и мы отправляем ее в кроватку, а рома везет меня пить кофе; но мне не хочется кофе, так что рома говорит: раубичи, это километров двадцать от минска, там лес и трамплины, которых не видно - ночь, дальше я помню очень плохо, только ноутбук со сплином у меня на коленях, как ромина щека колется, когда я целую его на прощание, и как мне это нравится
помню, как пришла домой и как юля лежала посреди кровати, и как я просила ее подвинуться, но она не отвечала; тогда я просто легла на юлю, поперек, у юли обнаружилась талия и оказалось очень удобно и смешно, и я начала хохотать, и юля тоже - во сне, каким-то сумасшедшим нечеловесеским смехом, и все
сегодня я проснулась с отличным настроением, познакомилась с роминым сыном, который все время его обнимал и не соизволил даже на меня взглянуть, купила пальто своей мечты; потом я шла к алине выбирать ей кота и слушала - та-да, как говорит скарлетт йоханссон, открывая дверь в свою комнату в общежитии перед папиным боссом, та-да, я слушала black eyed peas - where is the love; алина открывает мне дверь со странной полуулыбкой, как будто знает про меня что-то такое, чего я не знаю сама, кот оказывается крутым
сейчас я еду от алины к лизе и слушаю ту же песню, и пизда-нога (как говорит диана во всевозможных ситуациях), ребята, это кульминация гармонии, пик, апогей, что там еще; я сижу в трамвае и пишу это в блокнотик, мне тепло и удобно, в сумке бутылка холодного чая с клубникой и почти полная пачка сигарет, контролера нет
господи, куда ее деть, эту гармонию, что с ней делать, вот бы превратить ее в энергию, тогда я смогла бы обеспечить электричеством весь минск как минимум на неделю; я понимаю, как это глупо, но я не знаю, как еще. это что-то такое огромное, чуваки, просто гигантское, сказать не получается, потому что всю жизнь почему-то говоришь о неважном так, как будто оно важное, а потом возникает важное, и ты не знаешь, как быть

я написала это пару дней назад, и с тех пор было и плохо, и опять хорошо; но в общем и целом, the pros outweigh the cons, и это необычно

@темы: гармония, happily digesting his breakfast, уголки

01:27 

beastly
я не понимаю, что со мной такое, чувство полной, абсолютной гармонии сменяется чувством абсолютной дисгармонии, и так всегда, я так живу
то мне кажется, что я в порядке, и все вокруг в порядке, и я там, где нужно, такая, какая нужно, с теми, с кем нужно, то полносстью наоборот
сейчас первое: я смотрю about a boy и у меня с этим фильмом гармония, хоть я и смотрю его всего две минуты, у меня гармония с хью грантом и с его проблемами, но в особенности у меня гармония с ником хорнби
еще у меня гармония с cherry ghost, и эта гармония - самая странная, самая гармоничная, мне так нравится то, что они мне нравятся и то, что я их понимаю, как будто они - это самая высшая математика, и я так радуюсь, я почти горжусь, год назад я не поняла бы, а теперь понимаю, и это что-то невозможное, неописуемое; это не радиохед и не мьюз, cherry ghost простые, но не по-простому простые, я понятия не имею, как это объяснить
мне кажется, я слишком серьезно отношусь к музыке, вот я иду с плеером, курю сигарету и понимаю, что мне не надо ничего больше, то есть - вообще ничего, просто идти, слушать песню и курить, это идеальный момент, я живу ради таких, это мое последнее предсмертное желание, это то, что я взяла бы на необитаемый остров, я не уверена, что "гармония" - правильное слово; это completeness, как кин поют, 'sat by the river and it made me complete', это та же фигня, и это меня пугает, потому что мне не нужно людей, хью грант говорит мне: all men are islands, а я не знаю, просто не знаю, это слишком крутая гармония, чтобы грустить о том, что мне не нужны люди
мне кажется, я никогда не брошу курить
иногда, обычно вечером, мне хочется стать посреди дороги и раскинуть руки и так стоять, и мне кажется, если я простою так достаточно долго, я превращусь во что-нибудь, во что-то вроде большого дерева, хотя я понимаю, что гораздо вероятнее, что меня переедет машина
иногда мне хочется обнять дерево, огромное старое дерево возле дома, и тогда, мне кажется, я с ним срастусь
это не гармония, ребята, это срастание, медленное срастание сначала с песней, потом с улицей, со всеми деревьями и домами, со всем человечеством, со всем миром
мне кажется, я ребенок из мэри поппинс, который не разучился слышать голоса, и я так этому рада

Cherry Ghost - False Alarm
Cherry Ghost - Here Come The Romans
Cherry Ghost - Roses
Cherry Ghost - People Help The People
Cherry Ghost - 4AM
Cherry Ghost - Thirst For Romance

нет, я не могла выбрать одну

@темы: дисгармония, гармония, музыка, уголки

23:19 

lock Доступ к записи ограничен

beastly
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:46 

beastly
я живу одна в квартире, готовлюсь к экзамену по языкознанию очень occasionally, но в основном придумываю отговорки - иду на кухню, чтобы приготовить кофе, а на деле сижу там час или два и читаю вог, пишу seize the day на оконном стекле, делаю салат; в квартире пусто и бардак, тем временем рита звонит мне сначала из чикаго, потом из сан диего; рита в восторге, рита накупила себе платьев и назнакомилась с американцами, она говорит: маша, здесь все другое, как будто другая планета; это не выражает того, что я хочу сказать. она говорит об этом, и я думаю, что ничто не выражает того, что мы хотим сказать. я думаю, что в каком-то смысле чуваки, которые придумали теорию лингвистической относительности, были правы - язык заставляет нас думать определенным образом, потому что мы думаем словами, а слова нас ограничивают; африканцы не могут думать о снеге не потому, что его не бывает в африке, а потому, что в их языках нет слова “снег” - ведь, скажем, я никогда в жизни не видела торнадо, но я могу о нем думать; более того, я могу думать о василиске, о минотавре, о медузе горгоне
языкознание так же красиво, как математика
оно красиво своим стремлением все систематизировать, и красиво пониманием невозможности этого
языкознание обречено, и оно это знает
какой-то китаец обнаружил, что китайцы склонны перекладывать ответственность за свои действия на других более, чем другие народы, потому что в китайском языке есть такая пассивная форма глагола, которая используется вместе с основным глаголом и значит примерно следующее: субъект вынужден был выполнить это действие и поэтому не несет ответственности ни за само действие, ни за его последствия. это значение, ясно, можно выразить на любом языке, но везде это получается длинно, а так как в китайском есть одно короткое слово, то они используют его щедро. я думаю, китаец лукавит, я думаю, китайцы по каким-то историческим, генетическим или еще каким причинам склонны перекладывать ответственность на других изначально и уже поэтому придумали это слово, чтобы было быстрее и легче говорить то, что им так часто приходится говорить; другими словами, мне кажется, китаец оправдывается
я хожу в магазин за молоком, яблоками и мороженым, погода в последнее время странная даже для странной, дождь начинается по десять раз за день, и каждый раз как будто передумывает и перестает; из окна видно невероятно зеленое дерево, и days go by much faster than they used to, и я собираю всякий хлам: бумажки из парфюмерных магазинов с нечеткими, выветрившимися запахами, stick notes со своего шкафа, розовых журавликов, старые фотографии, случайные страницы из случайных тетрадей, и отправляю это по адресам, выбранным наугад, людям, о которых я совсем ничего не знаю, даже имен, и мне кажется, я делаю что-то захватывающее
что-то worthwhile

@темы: уголки

20:38 

beastly
ну что.
в среду после двух пар, исправно мною посещенных, я забежала домой, взяла сумку, села в такси, вышла из такси и села в автобус. ехать в автобусе было очень круто, так круто, что мне даже хотелось бы, чтобы дорога занимала в два раза больше. круто было потому, что:
1. всего в автобусе ехало человека четыре, поэтому можно было почти лежать, вытянув ноги в проход
2. мы ехали днем и окна были огромные, поэтому все было видно
3. то, что было видно, было классное
в автобусе я поняла, что у нас очень красивая природа. наверно, это странно звучит, для меня самой это звучит невероятно странно, вы даже себе не представляете. но, черт, светило солнце, и было очень красиво. я слушала передачи с американского радио, заботливо кем-то записанные, и у меня опять было то странное чувство, что я могу быть абсолютно где угодно - автобус новый и пустой, из окна видно только дорогу и лес; в том смысле, что если бы у меня сейчас внезапно пропала память обо всем том, что со мной когда-то было, я бы совершенно не поняла, в какой стране нахожусь. это очень захватывающе, по-моему.
а уже потом я поняла, что в целом мне очень нравится то, что я из Гродно, а не еще откуда-то. мне нравится моя маленькая квартирка, где всегда так хорошо пахнет и где всегда спит кот. вообще в Гродно очень красиво, особенно сейчас. я не умею хорошо о том, что красиво (это как Земфира говорила, когда радуешься - просто радуешься, а когда грустишь - пишешь песни), но я хожу по улицам и думаю, боже мой, как красиво, и больше ничего не думаю. а вечером я прихожу домой, смотрю чемпионат мира, болею за Робертсона и думаю, как хорошо, когда есть дом.

конечно, у меня здесь не лучшее выражение лица, но надеюсь, эта картинка хоть как-то подходит.


@темы: happily digesting his breakfast, не зенит, уголки

12:04 

beastly
итак, чувачки, началась весна
последние несколько дней были нереально крутые
по-моему, крутые дни начались в четверг, когда я узнала, что, скорее всего, увижусь с послом через месяц на фонетическом конкурсе, а летом - на beatles forever
ну не судьба ли
потом Алина, как бы это сказать, brought home to me одно крутейшее кафе, и мы там так хорошо посидели; потом я зашла в свой любимый книжный и накупила там дешевых британских журналов, каталог икеи и - ! - американский national geographic за шестьдесят четвертый год
вы бы его видели, чуваки
потом я шла домой домой по парку Горького и по обыкновению заблудилась, но не расстроилась; на льдине в речке сидела целая огромная куча чаек, светило солнце, было холодно, я была очень легко одета, и это было как-то очень правильно и хорошо; шел странный мелкий, очень колючий снег, и, когда я пришла домой, я удивилась, что на моем лице нет маленьких ранок от него
даже странно - как будто снег мне приснился
в пятницу мы с Катей много смеялись, а потом и вовсе танцевали вальс во дворе под everything will be alright, которую киллерс поют так, как быто ничто никогда не будет alright; но мне кажется, мы тогда с Катей верили, что все и вправду будет alright
в субботу мы весь день куда-то шли с Владом - обошли весь художественный музей, и я наконец увидела картину с коровой
картина прекрасна, если что
потом сходили в Верхний город, который, наверно, в Минске - самая красивая часть
потом пришла больная Катя и отказалась пить колдрекс

а вчера я полночи протусовалась в своем дворике, размахивая руками под кукс, и вспоминала, как мне было пятнадцать, я сидела на крылечке и слушала кукс, и не курила
мне кажется, дневник мой тогда был совсем другой
я почти не писала о том, что происходит, а только какие-то ни к чему не ведущие размышления
есть даже запись про то, что "повествование - это скучно"
все меняется, а мне все кажется, что мне пятнадцать
интересно, как долго мне так будет казаться
я решила, что с радостью бы проходила цикл от рождения до совершеннолетия бесконечно
не хочу взрослеть

зато мальчик с дебатов недавно заявил мне, что я разговариваю, как чувак из кукс

сами понимаете, как это приятно

ну и последняя зимняя картинка


@темы: happily digesting his breakfast, не зенит, уголки

23:52 

beastly
ладно.
в общем, я была в британском посольстве, и у меня смешанные чувства
я не выиграла конкурс, но несильно расстроилась, потому что в целом там были чуваки и покруче меня; дело не в этом. дело в том, что в посольстве как-то нереально, по-особенному хорошо, и мне захотелось остаться там жить
нет, серьезно
мне кажется, посол там и живет
еще у посла есть два больших кота, и они присутствовали на конкурсе, представляете, два кота
на конкурсе
а посол, вы бы его видели, посо-ол
ладно.
я вышла из посольства и позвонила репетитору, потому что мне нужно было кому-то рассказать. с репетитором мы поговорили очень хорошо, но, кроме прочего, репетитор сказал мне, "поймите, британцы вас не любят"
я думала об этом весь день
британцы и правда меня не любят
они меня не ненавидят, конечно, но относятся ко мне с подозрением
как это ужасно, и ничего не сделаешь
на днях к нам в гости приходил турок, Ритин друг; я теперь думаю, британцы относятся ко мне так, как я к туркам
когда Рита сказала, что придет турок, я мысленно закатила глаза, если честно - турок! потом он пришел, и, когда мы уже допивали вино на кухне, я почувствовала, что у меня идет кровь из носа и потянулась за салфеткой. тогда турок воскликнул: "нет!", я удивленно на него посмотрела, он сказал: "у тебя такое белое лицо и такая красная кровь, очень красиво. не вытирай, пожалуйста", и он рассказал, как он сдавал кровь, чтобы приехать сюда, и какая эта кровь была черная
бедный человек, у него черная кровь
он так грустно об этом говорил
мы заварили чай и сидели за столом, кровь из моего носа капала в мою кружку - и как это было по-идиотски и хорошо

@темы: уголки

00:08 

beastly
привет. моя жизнь наполнена событиями и странными встречами как никогда.
также она наполнена двумя конкурсами, фонетическим и разговорным. впервые в жизни участвую в каких-то конкурсах, и в обоих прошла в финал
как неожиданно
фонетический - это, в целом, фигня, но speaking-конкурс! в эту субботу будет финал в британском посольстве, и нас будет судить посол
понятно, что еще какие-то чуваки будут, но, ребята, британский посол!
настоящий, живой посол
боже мой
что касается встреч, то какой-то художник-лауреат-чего-то-там хочет меня нарисовать; он подбегает ко мне и говорит: "уфф! еле вас догнал. третий раз вас вижу, а догнал только сейчас! вы не представляете, какая это удача!"
не представляю
за последние две недели мы кормили драниками австрийца, бельгийца и швейцарца; все трое были очень милые и веселые
во вторник на драники приходит профессор политологии из Сан-Франциско
этот профессор, хоть и немного странный, но очень классный
пока мы идем по парку, он говорит, что, наверно, здесь красиво осенью
да, говорю, только вот дворники подметают бесконечно - это центральный парк - и красиво вдвое меньше, чем могло бы быть; зачем они убирают листья?
i never understood that either, говорит профессор и треплет меня по макушке
професор, конечно, говорит either через i:, и я мысленно записываю его во вторую колонку (у меня на шкафу существует список с двумя колонками, [ai]ther и [i:]ther)
профессор поит нас с Ритой сначала кофе, потом вином, потом опять вином, потом опять вином, потом я говорю ему: это - красный костел, он отвечает: о, костел! go get the priest, смеется,и треплет меня по макушке
когда он звонит, всегда начинает разговор с how are you doing, sweetie, и, мне кажется, каждый раз он мысленно треплет меня по макушке
по-моему, он думает, что я его дочь
кроме всего этого, я не могу выбрать, какой язык взять вторым, французский или немецкий; мне нравятся оба
мое первое немецкое предложение таково: eine Katze und ein Hund gehen durch die Brucke
мне нравится это предложение
впрочем, скорее всего, оно написано неправильно
мое второе предложение: ich habe viele Freunde, что неправда
еще я могу сказать теперь: ich habe viele Hunde, mein Freund geht durch die Brucke
у меня много собак, мой друг идет по мосту
мне нравится слово Brucke, потому что оно похоже на слово "брюки", и мне нравится слово viele, потому что по-польски оно тоже значит "много"
как у вас дела?

@темы: в случайном порядке, уголки

21:58 

beastly
я спускаюсь по лестнице в подъезде, и вижу мальчика и девочку в огромных кроссовках, сидящих на ступеньках, обоим лет по тринадцать; у девочки черные и очень объемные волосы, если вы меня понимаете, и розовые колготки; у мальчика в руках телефон, из которого доносится что-то вроде simple plan
и что я делаю
я удивленно вскидываю брови
правда, тут же начинаю смеяться оттого, что представляю себя со стороны - как будто взрослая, серьезная тетка удивлена присутствием подобного в своем подъезде
не расстроена, не раздражена, не рассержена
а удивлена
мне восемнадцать, чуваки
The Killers - A Dustland Fairytale

@темы: в случайном порядке, уголки

23:05 

beastly
Минск - череда чужих, незнакомых квартир, где я была только один раз, и больше никогда не буду
квартиры в большинстве удивительно напоминают те, в которые мы с родителями, когда мне было лет семь, ходили в гости; на некоторых кухнях особый запах, если там курят, - запах из детства, но не совсем моего: папа никогда не курил на кухне; но в тех квартирах, куда мы ходили в гости, на кухнях обычно курили. это, с одной стороны, странный, сухой, бумажный запах - наверно, из-за того, что его впитали обои, - и в то же время немного влажный, смешанный с запахом еды - не какой-то определенной еды, а просто еды в целом. в квартирах две или три комнаты, зал выглядит так: диван, тумбочка на ножках, на тумбочке телевизор, который обычно поновее мебели, и такой шкаф, в котором стоят и книжки, и идиотские бокалы, и блюдца с пастушками (ударение поставьте на свой вкус). в одном из таких шкафов, ночью, когда все спят, я нахожу сначала много, много книг - среди них несколько хороших и немало обещающих быть хорошими - а потом стопку почетных грамот за усердный труд 50-ых годов и парочку черно-белых фотографий. на фотографиях - совершенно разные группы людей, но один мужчина присутствует на каждой, выглядит очень серьезным и верным своим убеждениям (какими бы они не были). я заключаю, что этот мужчина умер, и его дети теперь сдают квартиру, и думаю: как же так? человек умирает, и от него остается только стопка грамот и фотографий, он же хранил их, наверно, они были для него важными; как же можно оставить их в квартире, в которую каждый день приходят разные, новые люди?
среди книг я нашла "трое в лодке", сборник редких, как мне кажется, рассказов Хемингуэя и смешное "руководство для фотолюбителя", и отложила в сторону. долго не могла понять, будет ли это считаться воровством, решила, что нет, что, напротив, оставить их здесь будет непростительно, неправильно и просто глупо.
уже почти неделю как замечаю, что последняя моя мысль перед тем, как заснуть, это "как же так?"
повод меняется, вопрос остается
действительно, как же так
почему

@темы: уголки

00:56 

beastly
совсем забыла
в литве есть река, которая называется jūra
jūra по-литовски значит "море"

@темы: уголки

01:00 

beastly
Паланга все еще не менее прекрасна, чем раньше, правда, все более многолюдна; и я не собиралась, но почему-то сейчас чувствую странную необходимость написать. в этом году у меня почему-то не было этого ужасного чувства, когда я вернулась обратно; забавно, по-моему, как все это от меня не зависит, будто какая-нибудь тихая хроническая болезнь, обострения в которой все-таки иногда случаются. но, когда я вспоминаю Палангу, возникает такая мягкая, тягучая грусть, там совсем другой мир, она такая маленькая, Паланга, такая другая. логично было бы прибавить сюда, что мне хотелось бы там остаться и жить, но я думаю и понимаю: не хотелось бы. это очень важно, это практически значит, что мне не хотелось бы жить вообще нигде, это, как вы понимаете, очень пугает. что-то невыразимое меня мучает, что-то неочевидное, что-то, о чьих причинах мне ничего неизвестно. что-то как будто небольшое, но и достаточное, чтобы помешать мне хотеть жить где-либо вообще. но это, конечно, совсем другая история.
было одно событие в Паланге. действительно, только одно; если бы не оно, эта поездка бы непременно превратилась в приятную, но невнятную череду походов на пляж, по магазинам, бессмысленных вечерних прогулок, поездок в Клайпеду и опять походов по магазинам. как же все это странно: кажется, я была там максимум дней пять... время, наверно, там совсем другое.
событие, тем не менее, было. началось оно с того, как мы в очередной раз собрались поехать в Клайпеду. мы с мамой были уже в машине, папа садился последним и вдруг заметил, что одно из колес спущено. он его накачал и мы поехали в шиномонтаж, чтобы там посмотрели, в чем дело. по-моему, я никогда до этого не бывала в шиномонтаже. слово такое длинное, серьезное! на деле шиномонтаж оказался простым гаражом, заваленным шинами и всякими штуковинами, имеющими к ним отношение. в гараже был только один человек - молодой парень, который едва говорил по-русски. когда я выходила из машины, он уже снимал колесо. потом он стал медленно катить его одной рукой, придерживая другой очень мягко, как мне показалось, с какой-то странной, грустной любовью к колесу, как будто между ними существовал какой-то общий язык; я даже подумала, что зря вышла из машины, что мне нельзя смотреть на это, что это как-то неприлично, как когда замечаешь вдруг, что кто-то из твоих знакомых давно влюблен в кого-то другого, то есть не замечаешь даже, а просто понимаешь; почему-то тут же хочется отвернуться и забыть, и ничего не знать; как будто стыдно становится за это знание. и я отвернулась бы, если бы парень не остановился внезапно, не наклонил бы голову набок, не прищурился; но любопытство побеждает, и я смотрю на ту руку, что придерживала колесо, и вижу, что он как будто ей что-то нащупал, что-то ненужное, чужое, лишнее; он еще стоит так секунду, молча, неподвижно, а потом все начинает происходить с какой-то безумной скоростью, так, что я едва успеваю понять, в чем дело: он внезапно выдергивает из колеса это что-то (воздух начинает выходить со свистом), заклеивает дырку - я не успеваю понять, чем, - накачивает колесо. потом осторожно ощупывает заклеенное место: надежно ли. к нему подходит папа, протягивает ладонь, парень молча роняет в нее то, что извлек из шины. папа рассматривает предмет долго и пристально, потом отдает его маме; мама, после такого же долгого изучения, говорит: "гвоздик", и это первое слово, которое я слышу в гараже. мама зачем-то передает гвоздик мне, я, не видя другого выхода, долго рассматриваю его, но не вижу ничего необычного: и правда, гвоздик. маленький, холодный, к тому же как будто грязный. я все еще стою так, вытянув перед собой ладонь с гвоздиком на ней, не поднимая глаз, когда папа тихо спрашивает у парня: "сколько?", парень называет смешную, неуместно маленькую сумму, и тогда мне хочется весело воскликнуть: "папа, это ведь безумие! посмотри на этого человека! давай отдадим ему все деньги, которые у нас есть!", но за это желание мне тут же становится стыдно. я поднимаю глаза и вижу, как папа расплачивается. много ли значат деньги для человека, который придерживает колесо с такой любовью, с такой осторожной нежностью? этот вопрос не дает мне покоя, но нельзя же, в самом деле, задать его вслух. поэтому я молчу. потом вдруг понимаю, что мои родители давно уже в машине, а я стою напротив этого молчаливого парня, который смотрит на меня удивленно и как будто как-то еще; тогда я трясу головой и сажусь в машину, не забыв перед этим, конечно, аккуратно опустить маленький гвоздик в карман.

@темы: уголки

00:11 

lock Доступ к записи ограничен

beastly
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:34 

beastly
я не знаю, нормальное это явление или нет, но мне немножко жалко даже, что
впрочем
слушайте

когда это произошло впервые, мне было лет семь и у меня была подруга, которая жила в Минске, но приезжала в Гродно к бабушке с дедушкой на все лето - ее бабушка и дедушка живут со мной в одном подъезде. так вот, у нее была сестра, сестру звали Таня. Таня была красивая, вы даже себе не представляете. нет, серьезно. какая она была красивая и какой у нее был голос. голос был особенный, мне было семь лет, и я писала ей любовные записки и подкладывала их под коврик. теперь мне уже, конечно, не кажется, что я ее любила; не знаю, как это назвать, такое странное, странное чувство; в семь лет мне, конечно, казалось, что это любовь. все дело в том, что Таня относилась ко мне хорошо. ей тогда было лет эдак шестнадцать, она была почти взрослая и явно поумнее меня семилетней, и она относилась ко мне хорошо. в том смысле, что если мы сидели с Ниной - той самой подругой - и рисовали, играли в карты, что угодно, а Тане случалось проходить мимо, она улыбалась мне или трепала меня по волосам. я сейчас думаю, как странно ей, наверно, было получать любовные записки от семилетней девочки, и как это я не стала раздражать ее; нет, она улыбалась и трепала меня по волосам. она была такая хорошая, Таня. после этого она приехала пару раз еще, потом перестала - она же взрослая, у нее другие дела. я довольно хорошо ее помню. у нее были темные волосы и постоянные smoky eyes и вы себе не представляете, какая она была красивая; хотелось бы увидеть ее сейчас.
потом это случилось снова. мне было лет десять, в школе у нас должны были вести русский язык две студентки сместо нашей обычной учительницы, и одна из них, оо, одну из них звали Ира. вторую я не помню, хоть убейте. но та Ира, понимаете, все дело в том, что, мне кажется, это чувство всегда, всегда взаимно; Ира вызывала меня на уроках каждый раз, когда я поднимала руку; уроки, таким образом, превращались в наши с ней диалоги; и на переменах мы все время болтали тоже. другим девочкам Ира тоже нравилась, и они ей, я думаю; но между нами было что-то особенное, другое; я имею в виду, я понятия не имею, о чем можно было так увлеченно разговаривать с десятилетней мной, но она разговаривала же; это магия какая-то, честное слово, что-то вроде того. так вот, две эти студентки вели у нас около месяца, а потом должен был быть открытый урок, на котором всякая администрация собиралась присутствовать, чтобы вроде как посмотреть, какие выйдут училки из этих студенток. так вот, я пришла в тот день в школу и увидела Иру в окружении наших девочек; Ира была в синем вельветовом платье до колена, мне тогда казалось, что это очень красивое платье; я подошла поближе и услышала, что девочки как раз об этом и говорили: какое платье хорошее, как оно ей идет, какая она красивая. да, она была красивая. у нее было, кажется, каре - я почему-то не так хорошо ее помню - и волосы натурального светло-русого цвета. и хоть это был последний день, когда она должна была учить нас, мне почему-то тоже было очень весело - может, потому, что она улыбалась, а еще была такая красивая - я подошла совсем близко и поздоровалась. обычно, если я подходила и здоровалась, она начинала говорить со мной; мне кажется, иногда она даже обнимала меня, хотя я не могу вспомнить этого точно. так вот, я сказала: "здравствуйте". она посмотрела на меня и отвернулась. по-моему, это было самое удивительное событие в моей жизни на тот момент. если бы на моем месте была другая девочка, она могла бы решить, что ее не услышали, или просто идти дальше своей дорогой - в общем, не заморачиваться, но это была я, и это была она, и это были мы, и у нас было столько секретов; а она отвернулась. я постояла так немного, удивленно пялясь в ее затылок, а потом пошла куда-то, лишь бы только уйти. я встретила одну из своих одноклассниц - совершенно не помню, кого именно - и она радостно сообщила мне, что на открытом уроке тебя не будут все время вызывать, как обычно, потому что Ире сделали замечание, что она никого кроме тебя не вызывает; ее очень ругали; мне кажется, она больше никогда в жизни тебя не вызовет. замечание ей, судя по всему, сделала учительница, которая сидела на всех этих уроках и наблюдала; мне вдруг стало так грустно и так обидно, я побежала куда-то - кажется, в туалет - и плакала там, плакала, плакала; потом опомнилась и пошла на урок, он уже давно как шел, Ира была такая радостная и улыбчивая, и вызывала кого угодно, только не меня; впрочем, я и не поднимала руку. в тот же день девочки провожали студенток, прощались с ними, я помню, как они облепили Иру на крыльце, и как я стою в стороне, а она на меня не смотрит ни разу, и как она говорит всем о том, как ей приятно было учить их, а я стою и слушаю, и как ей жалко с ними прощаться, а я стою в стороне, девочки ей тоже говорят что-то такое в ответ, я отдельно, она прощается с ними, бросает мне долгий и грустный взгляд, я говорю "до свиданья", она отворачивается и ничего не говорит.
третий раз случился в больнице. единственный раз, когда я лежала в больнице, был случай с ларигнитом; мне было лет одиннадцать, и мне полагалось лежать в детском отеделении. со мной в палате были две молодые девушки с грудными детьми, больны были дети, но они были такие маленькие, что не могли лежать в больнице без матерей. одну из девушек звали Ира, и она была красивая, и у нее был голос, и я нравилась ей тоже, а еще ей нравилась Земфира, мы вместе читали журналы и она рассказывала мне истории, потому что я не могла говорить. об этой Ире я помню совсем мало. я бы даже, наверно, не узнала ее на улице.
потом мне было двенадцать, и это было уже слабее, чем раньше - наверно, чем старше ты, тем оно слабее - и ее звали Ира, у нее был рыжий ежик и она вела у нас белорусский. и я ей, конечно, нравилась. она до сих пор работает в школе, но ведет у других классов; она каждый день говорит мне "здравствуй, Маша", и это приятно, хотя, конечно, уже не так.
и была еще одна Ира, мне было тринадцать, мы распевали на улицах песни, и она была красивая, и голос, и далее по списку, каждый чертов пунктик; я иногда встречаю ее на улице, здороваемся и расходимся.

мне кажется, с возрастом это выветривается, проходит; но как это было прекрасно, честное слово; как это не зависит ни от пола, ни от возраста, как вы просто нравитесь друг другу, как вы (черт, никто не придумал такого глагола) друг друга; это у меня только, или у всех нормальных людей тоже?

@темы: уголки, я - уродец

21:52 

beastly
понимают ли люди, которые создают эти дома, что я буду расти среди этих домов, меняться среди этих домов, сходить с ума среди этих домов; что мир будет включать для меня эти дома, сотоять из них; что они будут пугать меня, окружать меня, нависать надо мной; что они будут смотреть на меня, смотреть в меня, видеть меня, следить за мной, молчать со мной, быть со мной; что они будут заставлять меня любить этот город, ненавидеть этот город, скучать по этому городу, когда меня в нем не будет, ни за что не хотеть вернуться в этот город? когда я еду в автобусе вечером, я ищу глазами вертикальные ряды окон с заженным светом в многоэтажках, и очень радуюсь, когда нахожу; понимают ли люди, чье окно является одним из окон этого ряда, что если бы не они, мне бы не было радостно; понимают ли они, что моя радость зависит от них; знают ли они обо мне, о том, что я еду в автобусе номер три; существуют ли вообще? существуют ли люди на этой планете? или существую только я, только я и вертикальные ряды светящихся окон, я и дома, я и деревья, я и дороги, я и города, я и планеты, я и бесконечность, я - и то, что вокруг меня, я имею в виду, только две вещи: я и т о ч т о в о к р у г м е н я, механизм-я и механизм-мир, мы равносильны, одинаковы по размеру, но я важнее - мир существует вокруг меня, из-за меня, для меня; люди - часть этого мира, часть механизма, колесики, гвоздики, созданные только для того, чтобы как-то заполнить пространство и время, оправдать существование пространства и времени, в лучшем случае - удерживать пространство и время на своих местах, не давать им развалиться, рухнуть; но для чего их нужно столько, сколько их существует? неужели каждый из них выполняет специальную функцию или просто заполняет пространство, сбивает меня с толку, заставляет меня думать о нем, говорить о нем, потому что иначе мне не о чем было бы думать и говорить? каково это - быть человеком, быть не мной, вокруг которой мир и больше ничего нет; возможно ли это? или, может быть, разделение "я и мир" верно для каждого, для того, кто строил эти дома, для того, кто стрижет мне волосы, для того, кто подарит мне рапидограф, для того, у кого зеленые глаза? кажусь ли я им колесиком, болтиком, гайкой, заполнением пространства, оправданием для времени? существует ли все-таки кто-то один, для кого "я - мир" верно на сто процентов, ради кого все это было придумано? я ли это? если нет, кто этот человек? действительно ли я существую только для него, только ради него, вокруг него; встречу ли я его, важно ли это, существую ли я, чтобы сыграть какую-то роль в его жизни или только для того, чтобы он однажды узнал, что людей на Земле ровно семь миллиардов, только для цифры в статистике? если так, то почему я противопоставляю себя миру? почему мне кажется, что мир существует вокруг меня, в то время как это я существую вокруг кого-то? есть ли люди, которые тоже думают об этом, существуют ли они на самом деле а не просто для того, чтобы мне не было так одиноко? существует ли одиночество? если да, то является ли оно только тем, что чувствуешь, когда понимаешь, что существуешь ты и мир, и вы отдельно? должен ли меня успокаивать тот факт, то есть, предположение о том, что существуют люди, которые думают так же, или, наоборот, должно ли меня расстраивать, сводить с ума осознание ненастоящести этих людей, этих подставных лиц? или, наоборот, должно ли оно радовать меня, заставлять улыбаться оттого, что я важна, что мир вокруг меня? если да, какого же черта оно этого не делает?

@темы: уголки, я - уродец, i can be really intelligent at times, too

12:06 

beastly
уголки:

- мама все еще прячет подарки на рождество в коробке из-под обуви в шкафу, и все еще кладет их утром, пока я сплю, на кровать где-то в районе моих ступней; подарок в пакете с оленями, я просыпаюсь, открываю, там нет уже никаких шоколадок-конфет, как раньше, все просто: гарри поттер на английском и серый свитер. стоило бы снимать на видео рождество каждого года и потом сравнить; мне кажется, в тот день, когда ей придется подарить мне просто серый свитер даже без гарри поттера, она расстроится

- потом я иду к окну, и на улице лежит снег.
понимаете, его не было с ноября или даже октября
и именно сегодня

@темы: happily digesting his breakfast, в случайном порядке, уголки

20:26 

beastly
ненавижу короткие умные такие высказывания, которые генерируют either великие философы мира сего or концептуальные обитатели сайта сего (вторые, конечно, намного хуже, но их можно избегать; с первыми ничего не сделаешь)
на чог мне попадается карточка с таким заданием: "какой-то там философ сказал: "прекрасное - это целесообразность без цели". согласны ли вы с этим? обоснуйте свой ответ", и я, в общем, радуюсь. по крайней мере, это лучше, чем "перескажите вкратце конституцию РБ", например. так вот, за 15 минут я пишу по этому поводу отменное, по-моему, сочинение, где я с некоторой долей сарказма, правда, отзываюсь о данном философе (хотя вполне может быть, конечно, что он отличный парень, просто ляпнул какую-то глупость по пьяни, тем и прославился, а теперь ему от этого грустно). я аргументирую, черт возьми, свою точку зрения так, что дальше некуда; потом я подхожу к училке и спрашиваю, по каким критериям она оценивает работы. она говорит:
- главное, чтобы было свое мнение.
меня это веселит.
- но свое мнение есть у всех; все получат десятки?
- я имею в виду, оно должно быть аргументированным.
- а если вдруг оно не совпадает с вашим?
- я всегда оцениваю работы объективно! (причем выражение лица у нее типа "я что, похожа на такого человека?!")
я ухожу со спокойной душой; потом оказывается, что у меня за это сочинение восьмерка, а училка заболела, так что мне не у кого даже поинтересоваться, что там было не так.
может, этот философ - это она сама под творческим псевдонимом.

зато когда я прихожу на русскую литературу, где у меня совсем нет оценок, и всего-навсего читаю "лиличку", одно из немногих стихотворений Маяковского, которые мне все еще нравятся, и больше ничего не делаю, тут же получаю десятку за четверть, а у училки такой вид, который, наверно, и у меня бывает, когда я, например, слушаю hey jude в автобусе, а если конкретнее - на моменте don't you know that it's just you, hey jude, you do; по русскому языку я неожиданно получаю десять за четверть тоже, написав какой-то глупый диктантик. одноклассницы негодуют.

иногда мне кажется, что ощущения - это такой многоугольник, многомногоугольник, не знаю, бесконечностьугольник. каждый угол - это отдельное чувство, и очень тяжело с этим, потому что у многих вообще нет названий, либо оно с миллионом других подходит под до ужаса общее, например, определение "грусть", или, того хуже, "любовь". так вот, нарисовать бы такой многоугольник в блокнотике, и рядом с каждым углом записывать самое сильное чувство такого рода; например, как мне сегодня позвонила бабушка, и спросила:
- вы придете на рождество?
- придем, конечно.
- что-нибудь тебе купить?
- только не надо этих ужасных шоколадных конфет, как их там, с такой противной начинкой. не люблю их.
молчит немножко. потом говорит:
- я их уже купила, - и вздыхает.
и ты вспоминаешь, какая у нее пенсия, и понимаешь, что она покупает эти конфеты уже черт знает сколько лет подряд примерно 22 декабря, только раз в год, с уверенностью, что ты любишь их больше всего на свете; это все равно что проснуться сейчас и обнаружить, что все, что у тебя есть, тебе приснилось

ну и как назвать это одним словом

@темы: в случайном порядке, книги, уголки, я - уродец

18:47 

наше с тобой кино

beastly
ночь, я умываюсь перед сном, и внезапно на моих губах каким-то чудесным образом оказывается огромный мыльный пузырь, и я стою перед зеркалом, стараюсь не двигаться, смотрю на отражение мыльного пузыря на моих губах, и думаю, неужели из геля для умывания могут получаться такие пузыри. такие большие. я долго так стою, а когда мне надоедает, медленно выдыхаю воздух ртом: пузырь сначала лениво увеличивается в размерах, а потом лопается. я облизываю губы.

странно, но мне кажется, я чувствую гармонию. по крайне мере, это единственное слово, которое я могу подобрать. знаете, это очень неожиданно. кое-чего я все еще не могу понять, но гармония ведь - не то же, что понимание. совсем не то же самое.







@темы: уголки, не зенит, happily digesting his breakfast

00:22 

beastly
просыпаюсь утром оттого, что слышу, что кто-то рядом, открываю глаза: папа, ищет, наверное, зажигалку на моем столе, он всегда их оставляет где-то, спрашиваю у него: папа, а в шахматах есть король?
- конечно, есть, - говорит.
- а прогнозах погоды всегда передают температуру в тени? - спрашиваю еще.
- конечно, в тени.
спокойно засыпаю дальше, только слышу сквозь сон, как он говорит, уходя, сам себе как будто: "у короля немного возможностей. вообще, по сути, он всю игру стоит без дела, но, если короля закрыть - это же, черт возьми, это мат! а мат, понимаешь.. мат - это мат, и ничего не сделаешь"

да, ничего не сделаешь, папа

он так и не нашел зажигалку

@темы: уголки

люди и кирпичики

главная